Интервью

Wargame: Red Dragon. Разговор с директором франшизы.

С выходом последнего релиза третьего пака наций для Wargame: Red Dragon, можно сказать, что стало сложно переоценить достоинства стратегической серии Eugen’s Cold War. В частности, эта часть все еще доставляет платный и бесплатный контент, все еще обновляется и все еще является одной их лучших стратегий в режиме реального времени по мотивам современных войн. Wargame: Red Dragon балансирует между максимальной доступностью и скрупулёзным вниманием к мелочам.

Для непосвященных скажем, что серия Wargame в большей степени имеет дело с управлением переменными данными, касающимися таких областей, как логистика и контроль над территориями. Оглушающий шум, производимый разномастными юнитами, схлестнувшимися в бою, сопровождается отличной игровой картинкой. Есть здесь и множество своих особенностей и тактик. Маленькая, но хорошо мотивированная пехотная группа может остановить колонну бронетехники. Группа устаревших T-34/85s может выиграть день, устроив засаду в  лесном укрытии. Легкие, самоходные зенитки могут низко нацеливаться и отправлять пехоту в небытие, либо хорошенько пугнуть, чтоб по крайней мере снизить ее эффективность.

«Мы хотели создать RTS, более ориентированную на симуляцию, чем когда-либо» — объясняет Алексис Ле Дресси  (Alexis Le Dressay), соучредитель Eugen Systems, а также  креативный директор и продюсер Wargame.

«Если бы это было единичное вдохновение» —  продолжил он — «это была бы серия Close Combat, хотя и с большим размахом, но в контексте Холодной войны, нашим главным вдохновением стали романы на тему «Третья мировая война, что если», типа «Красного шторма» Тома Клэнси или «Красной армии» Ральфа Питерса».  Далее Ле Дресси продолжает цитировать фильмы типа «Военных игр» Джона Бадхема и все в этом духе. Конечно, реальная история тут сыграла  важную роль, так как такие звоночки, как Able Archer 83 и Cuban Missile Crisis позволили нам создать  поле боя Холодной войны.

Ле Дресси и Eugen создают поля боя с 2000 года, и удивительно наблюдать за тем, как они прошли путь от выбора общего жанра до полной замены своих конечных целей. Серия Act of War появилась, как некий европейский ответ на Command & Conquer: Generals, но там была R.U.S.E., которую люди, конечно же, заметили и оценили. Стилизованная игра от  Eugen, полная операционной информации и хитрости остается одной из самых интересных военных стратегий. Поменяв издателя с Ubisoft на  Focus Home Interactive,  команда дебютировала с проектом  Cold War в игре 2012 года  Wargame: European Escalation.

Ле Дресси, Wargame: Red Dragon и другие

«Наша идея» —  сказал Ле Дресси  —  «заключалась в исследованиях реализма и симуляции»

Ранние прототипы Wargame очень сильно отличались от того, что в итоге стало главной фишкой игры, выражающейся в виде крупномасштабного  войскового боя.  В отличие от абстрактного масштабирования юнитов, Wargame сохраняет реальные размеры материальных единиц. Ле Дресси использовал пехоту, как пример того, что сложности, возникшие ранее, можно преодолеть. «В них было очень скучно играть, их было очень сложно различать визуально, и они развертывались без транспортных средств».

Сначала команде нужно было  смоделировать пробиваемость брони вооружением и мобильность. «Мы начали с создания прототипа Abrams M1A1 и первая боевая система, которую мы сделали, была уже очень близка к той, что мы используем сейчас. Это действительно помогло нам запустить проект, который развивается теперь так, как было задумано».

Wargame: European Escalation начинается с 350 военными юнитами, разделёнными между ОВД и НАТО. Для этого жанра это что-то типа переключения парадигмы, вероятно, взращённой под влиянием сложных каунтеров и скудным количеством юнитов стандартных стратегий. В условиях  жанра, гордость которого чистый и четкий баланс, European Escalation стала тем, что высоко оценили бывалые игроки. Чем отличался Challenger 2 от своего французского современника AMX? Почему кто-то выбирал Crotale, а не похожий эквивалент?

«С балансом всегда было сложно.  Да и сейчас с ним нелегко». Мы постоянно отслеживаем статистику сервера и средний показатель успешности для каждой фракции и страны, пытаясь соблюсти баланс. Если страна становится чересчур сильной и могущественной, то мы обращаем на это внимание» —  сказал Ле Дресси  – «Опять же мы стоим на том, что в самом начале все страны не могут быть одинаковы по силе. ОВД и НАТО хорошо сбалансированы между собой, так же как и крупные игроки. Так что  для Дании всегда будет сложно в одиночку сладить с мощным Советским Союзом».

Дальше он продолжает рассказывать о том, как команда скрупулёзно моделирует и о том, какая куча статистики их окружает.  У уже упомянутой European Escalation было 350 юнитов, в последующей AirLand Battle 2013 года количество юнитов возросло до 750, а в Red Dragon 2014 года мы видим уже более 1000 независимых частей, которые имеют разные возможности и отличаются друг от друга по внешнему виду.

«Мы постарались  смоделировать их как можно ближе к реальности» — объясняет Ле Дресси  — «это вопрос сбалансированности через стоимость и доступность».

Что, конечно же, ведет к возникновению более серьезных стратегических и тактических вопросов. Не может быть единственно правильного способа играть в игру, которая имеет дело с самыми свежими «техночудесами» на высокой скорости, высоким импактом и высоко стабилизированным MBT, наряду с T-34/85.

Ле Дресси объясняет, что AirLand Battle представила Летательный аппарат с неподвижным крылом, который отлично повлиял на вовлеченность.

«Интеграция самолетов – это огромный шаг, кардинально меняющий игру, и он прошел легко и гладко. Он открыл новую глубину в игре и увеличил ее темп».

Растет количество юнитов и вовлеченных стран.  Для команды – это вопрос чести, особенно, если учесть тот факт, что вымышленная Холодная война практически всегда касается Москвы и Вашингтона. Также очень важна интеграция более мелких, но вполне себе интересных стран.

«Мы также гордимся тем, что вывели на первый план крупные, но теневые страны»- сказал Ле Дресси. Иры о Холодной войне обычно ограничиваются конфронтацией между Советским Союзом и США с отсылами к Великобритании и Германии. В Wargame мы вывели другие страны и армии на свет: Польша, Чехословакия, и, конечно же, Франция».

Не каждое дополнение – это победа, к примеру, дополнения AirLand Battle стали нашей победой, а морской аспект в Wargame: Red Dragon не особо удался.

«Не секрет»  — добавляет Ле Дресси  — «что морская составляющая в Wargame: Red Dragon не оправдала ожиданий сообщества». Не смотря на то, что поддержка побережья предлагает интересное развитие, все морское окружение вышло слабым.  Бой корабль-на-корабль воспринимается, как нечто анахронично ограниченное. Акцент, сделанный на ракетах, выпущенных одним кораблем, в надежде поразить другой, и радиоэлектронной войне, не особо удался, да и отсутствие подводного боя – это большое упущение.

Но в тоже время было принято на ура то, что события Red Dragon переместились на дальний восток. Топография там очень разнообразная и часто горная, с вовлечением самых мощных азиатских армий, дополняющих шоу. Слабый морской модуль можно простить за приток свежего материала.

Любой DLC, будучи по сути платным паком, не был разработан для того, чтоб разделить сообщество на тех, кто купил его и на тех, кто не купил; каждый пак просто расширяет арсенал игрока. После дебюта Netherlands, добавился Israel. Двойной пак Finland-Yugoslavia стал третьим платным расширением. Не смотря на то, что сообщество голосует за то, какая военная сила должна увидеть свет  в будущих паках, Ле Дресси не считает, что будущий контент полностью зависит от выбора игроков.

Ле Дресси  и его команда считают, что в теме Холодной войне можно много исследовать. «Мы еще много чего не сказали о Холодной войне. Еще осталось так много стран, театров и исторических инцидентов, которые вы могли бы использовать. Холодная война станет по-настоящему горячей!»

Страница игры в Стиме

Источник

Метки

Похожие

1 thought on “Wargame: Red Dragon. Разговор с директором франшизы.”

  1. Игра замечательная, но несколько огорчает сконцентрированность разработчиков на мультиплеерном аспекте в ущерб синглу. Нормальный внятный сингл был только в первой части, в третьей они попытались развить крайне неудачный опыт второй части и на мой взгляд не слишком в этом преуспели. А жаль, у игры с таким выдающимся потенциалом были все шансы превратиться во что то вроде Total War про современность и заработать любовь миллионов поклонников по всему миру.
    Акцент на мультиплеере также является одной из причин того что игра не столь популярна как могла бы быть — постоянный ребаланс и трудность собрать хорошую деку отпугивают очень многих.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close